Дмитрий Клоков: «Требуйте от себя невозможного»

Дмитрий Клоков,человек  легенда.Человек который уже сделал огромный вклад в популяризацию Кроссфит и Тяжелой Атлетики не только в России, но и получил широкую признательность во всем мире.

Вот что пишет о нем ВИКИПЕДИЯ:

Дми́трий Вячесла́вович Кло́ков (род. 18 февраля 1983 года в Балашихе, Московская область, СССР) — известный российский тяжелоатлет, выступавший в весовых категориях до 105 кг и свыше 105 кг, член национальной сборной России с 2001 года.
Отец был категорически против занятий сына тяжелой атлетикой, но, тем не менее, уже в 15 лет Дмитрий выиграл бронзовую медаль на первенстве Европы в Италии (1999).
С 18 лет учится в Школе высшего спортивного мастерства Республики Башкортостан. А к 25 годам уже получил звание заслуженного мастера спорта.
Тренерами Дмитрия Клокова в разное время были его отец Вячеслав Клоков, Айдар Яруллин и Г. Аниканов. Окончил Уральский ГУФК. Выступает за Российскую Армию, Уфа. В сборной России с 2001 г.
В последнее время выступал в весовой категории до 105 кг.

Серебряный призёр Олимпийских игр 2008 года в Пекине.

klokov

Чемпион мира (2005), двукратный серебряный призер чемпионатов мира (2010, 2011), двукратный бронзовый призер чемпионатов мира (2006, 2007).

Чемпион Европы (2010).

Трехкратный чемпион России (2005, 2006, 2011), серебряный призер чемпионата России (2007), двукратный бронзовый призер чемпионата России (2008, 2013).

Серебряный призер чемпионата России в весовой категории свыше 105 кг (2004), бронзовый призер Кубка России в весовой категории свыше 105 кг (2004), серебряный призер Кубка России в весовой категории свыше 105 кг (2005).

Чемпион мира, Европы и России среди юниоров.

31 мая 2015 года  Дмитрий Клоков официально объявил о завершении своей спортивной карьеры штангиста.
10906365_821557024548414_2700660292478377600_n

Отец Дмитрия – Вячеслав Иванович Клоков, мастер спорта международного класса (тяжелая атлетика), чемпион мира и Европы (1983), двукратный серебряный призер чемпионатов мира (1981, 1982) и Европы (1981, 1982). Вице-президент Европейской федерации тяжелой атлетики и член технического комитета Международной федерации тяжелой атлетики (IWF).

Жена — Клокова Елена Григорьевна (с 26.12.2006)

Дочь — Клокова Анастасия Дмитриевна (род. 12.07.2010 г)

Лучшие результаты
В классических упражнениях

На международных соревнованиях: рывок — 196 кг, толчок — 232 кг (чемпионат мира 2011 г, категория до 105 кг)

На тренировках: рывок с лямками — 206 кг, рывок без лямок — 202,5 кг, толчок — 242 кг
В подсобных упражнениях:

тяга толчковая 335 кг
тяга рывковая 310 кг
приседание со штангой на плечах 325 кг
приседание со штангой на груди 285 кг
взятие штанги на грудь 260 кг
толчок штанги из-за головы 262 кг
швунг жимовой 225 кг
жим штанги стоя 180 кг
жим штанги лежа 230 кг х 1, 200кг х 5
трастер 192 кг

После олимпиады 2008 г.Дмитрия стали приглашать сниматься в различных телевизионных проектах (Большие Гонки,Жестокие Игры,Стиляги Шоу,Танцы со Звездами,Вышка) и постепенно он стал узнаваемым медийным лицом.

Что бы немного понять что за человек Дмитрий, предлагаю ознакомится с интервью которое Дмитрий дал журналу «Железный Мир»

ЖЕЛЕЗНЫЙ МИР: Дмитрий, расскажи, как ты стал заниматься тяжелой атлетикой? Какова в этом роль твоего отца?
Дмитрий Клоков: Мой отец чемпион мира 1983 года по тяжелой атлетике (до 110 кг), того самого года, когда я родился. На этом турнире он установил два мировых рекорда в толчке и два по сумме упражнений. А вот на Олимпиаду по разным причинам у него не получилось попасть. Нельзя сказать, что отец хотел, чтобы я пошел по его стопам, наоборот, он был категорически против того, чтобы я занимался штангой, он хотел, чтобы я учился, получил образование, т. к. спорт в его времена особо денег не приносил, только проблемы, травмы. И чтобы не быть «здравствуй, дерево», он говорил: «Нет, ты будешь учиться». Но были такие люди в его окружении, в институте, – Геннадий Викторович Аниканов, который одно время его тренировал, заслуженный тренер России, и Айдар Флюрович Яруллин. Последний – конкретный фанатик был и отцу всегда говорил: «Слава, отдай его в штангу, смотри, какие ноги у него, какие руки», т. е. они пытались разными способами убедить его, чтобы я все-таки пошел в штангу. Но отец был категорически против. И помню, был день, когда они очень долго просидели на кухне у нас в Балашихе, ругались, спорили, мама встревала. Там была жесткая перепалка. И спустя 10 дней после этого разговора на кухне отец все-таки сказал: «Давай, езжай в зал». Когда он решил, что меня все-таки отдаст, встал вопрос: кому? Потому что здесь важно найти хорошего тренера, а лучшего на тот момент, чем Геннадий Викторович Аниканов, не было. Во-первых, они знакомы, во-вторых, зал рядом, ну и отец ему доверял – как бы друзья, плюс мы соседями были, жили за стенкой.
Ж. М.: А сколько тебе было лет, когда ты впервые дотронулся до штанги?
Д. К.: Я помню этот день – 10 декабря 1995 года, и время от времени его отмечаю. Вот и отправили меня заниматься к соседу. До этого был футбол, потом дзюдо. Ну, в футбол я во дворе играл, а дзюдо занимался почти год, два раза на соревнованиях выступал в категории 32 килограмма по самым младшим юношам, завоевал две бронзовых медали. Несмотря на то, что я занимался разными видами спорта, был абсолютно «дубовый», не мог ни ногу поднять, ни руку перехватить за спиной, т. е. «деревянный». Когда Геннадий Аниканов меня увидел, то сказал: «Ё-моё». До этого и до сих пор я остаюсь у него единственным, кого он тренировал с самого начала, с нуля, а остальные ученики – кто-то юниором к нам пришел, кто-то – по-взрослому. Однако с Геннадием Викторовичем пришлось разойтись. Но все складывалось нормально. Батя у меня максималист, в принципе, по жизни. И коли он решил, что пойдет на уступки и отдаст меня в штангу, то, естественно, она должна к чему-то привести, и он сказал: «Раз мы порешили сюда идти, надо добиваться успехов. Соответственно, для этого надо работать профессионально». И будучи тринадцатилетним «писуном», мне уже делали профессиональный массаж два раза в неделю – это был массажист сборной Виталик Стабров. Вначале мы жили в Балашихе, потом родители начали строить дом сразу за Люберцами. Построили там зал, чтобы я иногда тренировался в нем. Поэтому сразу сделали меня профессионалом. И никуда, ничего, в 15 лет уже запрещали все то, что мешало тренировкам. До 2005 года придерживался жесточайшей дисциплины, ничего себе не позволял такого, что может «повредить результату». Выиграв чемпионат мира, я немножко отпустил ситуацию, потому что у меня и тренера не было, приглядывать за мной некому, отчитываться не перед кем. С 2008 года я, можно сказать, абсолютный раздолбай. Один раз попробовал по-другому жить – результат не ухудшился, еще раз попробовал – опять не ухудшился. Если раньше у меня штанга была в голове, то сейчас ее вообще там нет. Пришел в зал, даже пока хожу, разминаюсь без грифа, – и то у меня штанги нет в голове. Когда уже начинаю гриф трогать, то мысли о штанге тогда и появляются. А наступает перерыв между подходами, и опять штанги нет в голове. Сейчас абсолютно другим голова забита.
Ж. М.: Дим, расскажи теперь по поводу Олимпиады, какие-то особенности подготовки, поддержка близких…
Д. К.: Пекинская Олимпиада (2008 г.) была очень тяжелой в плане попадания туда, потому что тогда были все еще в строю: и Дима Берестов, и Глеб Писаревский, и Вова Сморчков, и Дима Лапиков, и я. Когда был чемпионат мира в Саранске, на нем выступали пять заслуженных мастеров спорта моей категории. Я не могу припомнить, чтобы когда-то такое было. Пять-десять мастеров спорта, чемпионов мира, олимпийских чемпионов. Глеб Писаревский призер Олимпиады, как и Дима Лапиков, мы с Вовой Сморчковым чемпионы мира, круто было. И все как-то пытались попасть туда, на эту Олимпиаду, правдами и неправдами. Россия проиграла, стала третьей, задача была немного другая. Глеб Адамыч, в то время главный тренер сборной, сказал: «Сумма 430 позволит попасть на подготовку к Олимпиаде». С суммой в 430 справились мы трое: Лапиков, который стал первым, поднял 433 – рекорд по России в сумме; Писаревский – 432 и я – 430. Тройка определилась, нас взяли на подготовку, и там начались «шуры-муры, туда-сюда». Программа была очень тяжелая, я травмировался на чемпионате России в толчке. Почему травмировался? Потому что у меня болела кисть очень сильно, и я с соревнований приехал весь обколотый и обезболенный. И, соответственно, когда ты на обезболивающих, все расслабляется. В рывке прошел нормально, а в толчке спину повредил. Долго мучился, где-то месяц ее лечил, абсолютно ничего не поднимал. Тогда Глеб Адамыч сказал: «Дим, надо уже поднимать, показать, на что ты еще способен», и я там, помню, обкололся чем только можно и под обезболивающими поднял то, что надо. Глеб Писаревский поднял, конечно, больше, но у всех своя правда, каждый считает, что он прав. В моем арсенале, помимо поднятых килограммов на последних проходках и соревнованиях, был титул чемпиона мира 2005 года и двукратного бронзового призера 2006 и 2007 годов. Глеб Писаревский ничего не имел. А я завоевывал квоту на Олимпиаду, т. е. три года выступал на всех «мирах» и приносил медали. Поэтому это очень сильно поспособствовало тому, что поехал именно я, а не Глеб Писаревский. Ну а уже на Олимпиаде справились с Геннадием Аникановым, поборов его воспитанника Диму Лапикова. Для меня это было принципиально, когда Геннадий Викторович от меня отказался в 2004 году. Почему? Мне казалось, что мы делаем что-то неправильно или не делаем то, что мне надо было. А он такой человек по натуре, не умеет к людям прислушиваться, диктатор. Он хороший тренер, действительно хороший, научил меня пахать независимо от того, какой сегодня день: праздник ли, Новый год; если была тренировка, то я тренировался всегда. И, оставшись один, я ничего не поменял, был таким же фанатом тренировок, тренировался всегда и сейчас тренируюсь. Вот за это я ему благодарен – за то, что он научил меня пахать. Во всем остальном – он плохой менеджер, абсолютно не умеет с людьми общаться, не умеет находить денег на подготовку. Я уверен, что он в тройке лучших тренеров России. Ну а потом, к «Лондону» все было намного проще, меньше соперников, и я был сильнее. Поэтому с 2004 года готовлюсь сам. В следующем году уже будет 10 лет, как один тренируюсь. Я один в зале, можно сказать, один на соревнованиях. Мне только подходы считают, приезжают люди и считают. Я даже все свои разминочные веса по времени, когда как подходить, все сам делаю, в том числе любые восстановительные мероприятия, ну и фармакология, спортивное питание… Можно сказать, тренируюсь один, но у меня есть команда, которая делает определенные вещи: находит деньги на подготовку, административный ресурс. И к «Лондону» все хорошо складывалось, не было никаких травм, прекрасно прошли с Хаджимуратом Аккаевым чемпионат мира 2011 года, показали просто бешеный результат, тем самым всех основных соперников просто откинули, они даже не готовились. Когда тяжело было, то нормально получилось, а здесь все хорошо, и перестарались. Сильно рвались, сильно старались. Потом за месяц-полтора до соревнований «посыпались» мы с Хаджимуратом. Потому что килограммы были огромные, и цель одна. «Лондон» мы провалили, сильно из-за этого оба переживали.
Ж. М.: Но зато у тебя в этот период времени были и другие радостные события, с семьей связанные, как говорится, нет худа без добра.
Д. К.: Да, мы с Леной, моей будущей женой, познакомились 18 августа 2005 года. Я сразу понял, что это мое. Когда готовился к чемпионату мира в Санта-Доминго в начале 2006 года, выступил там, у меня такие эмоции были! 26 декабря 2006 года мы поженились. И с тех пор она со мной везде, ездила на чемпионаты России, была со мной на чемпионате мира 2007 года в Таиланде. На сборах со мной, на соревнованиях, мне с ней по кайфу. И когда стал известен график выступления на Олимпиаде в Пекине, то получилось, что категория 105 выпадает на 18 августа, а в этот день у нас как раз было три года с момента нашего знакомства. Я этой темой так загорелся: хочется вот мне привезти Ленке медаль. И я завоевал ее, она довольна была, я ей на камеру тогда говорил: «Лен, для тебя, я тебе скоро медаль привезу». Прошло какое-то время, и 12 июля 2010 года у нас рождается дочка. Когда готовился к «Лондону», ко мне приезжали журналисты, и они, делая репортаж, говорили: «Вот эту медаль пекинскую Дима завоевал для жены, и сейчас он хочет дочке сделать такой же подарок, такое же ювелирное украшение на шею». Но, к сожалению, не получилось, а было бы очень круто. Ну а сейчас Рио-де-Жанейро, не получится завоевать у меня для семьи золотую медаль, значит, будем с Леной работать на третьего бойца. Всю надежду на него возложим.
Ж. М.: Ты сейчас готовишься к чемпионату мира?
Д. К.: Да, готовлюсь, он пройдет в октябре 2013 года в Польше. «Мир» мне очень нужен, потому что после «Лондона» настали черные времена. Психологически я отошел буквально за месяц. Сейчас даже последствий никаких нет. Просто надо восстановить репутацию, финансовое положение, потому что потеряно и того и другого очень много.
Ж. М.: Я слышала, что многие штангисты говорили, что ты был склонен к депрессиям в те времена. А еще говорили, что ты очень важный, что твой отец занимал должность в тяжелой атлетике России, и поэтому тебе много прощалось при подготовке к соревнованиям.
Д. К.: Депрессии абсолютно я не подвержен. Объясню почему. Как говорят: если тебе плюют в спину, значит, ты впереди. У меня и спина, и ботинки, и штаны, сзади все в плевках, поэтому я к этому привык, и батя у меня тоже привык. Я скажу больше – мы с ним энергетические вампиры. И получаем от этого удовольствие, в прямом смысле этого слова, когда нас «херами» обкладывают за спиной. Потому что когда человек говорит что-то хорошее, он это говорит не особо эмоционально, не так отдает энергию. А когда он говорит гадость, его колотит – как он тебя ненавидит. И мы этой энергией питаемся.
Ж. М.: Если бы ты, представим на минуту, стал президентом Федерации тяжелой атлетики России, скажи, что бы ты поменял в лучшую сторону, что сделал?
Д. К.: Вот все говорят о справедливости. Везде говорят, что должны вести по спортивному принципу. Выиграл «Россию», поехал на чемпионат мира или Европы, да? На мой взгляд, это в корне неправильно, потому что есть президент федерации и есть главный тренер. И если главный тренер, условно, сейчас Александр Вьюнков, повезет на чемпионат мира в Польшу по спортивному принципу, то из восьми взрослых участников медалей будет две. А он приедет и что скажет? «Я привез по спортивному принципу». Ему ответят: «Зачем нам нужен спортивный принцип? Мне медаль давай, мне тоже надо отчитываться. Мы вам выделяем огромные деньги. Государство, Министерство спорта выделяет деньги на подготовку, делает сборы, а вы привозите мне спортивный принцип с двумя медалями. Что это такое?» Поэтому задача главного тренера – отобрать тех людей, которые будут приносить ему медали. И даже если есть три человека в одной категории, то из них он должен выбрать, кто более надежный – это раз; во-вторых, кто будет бороться за медаль высшего достоинства. Т. е. один будет бороться за третье место по результатам, а другой – за первое место медаль привезет. Кого он должен брать? Из них он должен брать того, кто завоюет медаль и не «сгорит», кто надежный и проверенный боец. А сейчас в федерации делают такой принцип – свои. Все, кто находится на постах каких-то – это все друзья. Кубок президента делается с благородной целью – популяризация тяжелой атлетики. Плохая популяризация. Приезжают люди, которые в категории 105 килограммов толкают 130 кило. Три человека выступают в категории 105. На что смотреть? Какая популяризация? Да, популяризация, покажут один раз по телевизору, но какой ценой, сколько денег на это уходит! Половина понятно куда уходит, но даже на ту часть, которую они пускают на это дело, для популяризации нужно было сделать другое. Мой отец был президентом федерации, он организовывал турниры «Три богатыря» два года подряд за свои деньги, тоже что-то делал для популяризации. Но я с ним спорю: нельзя популяризировать вид спорта в целом. Если бы были деньги неограниченные – купить «Первый канал» и тупо показывать соревнования по штанге. Или «Россию-2», и тоже показывать с утра до вечера штангу. Это было бы круто, но это невозможно. Ни один канал на это не пойдет, а те деньги, которые есть, – их не хватает для этого. Надо популяризировать или раскручивать людей, потому что это сделать намного легче, это намного понятнее. Вот «эффект» Димы Носова (российский дзюдоист, мастер спорта). Дима Носов никогда ничего не выигрывал, у него нет ни одной золотой медали, но он всегда был в призах. После Олимпиады в Афинах он становится третьим. По сути, мы с ним одинаковы, только у меня титулы «чемпион мира», «чемпион Европы» и прочего барахла много. И он со своей командой ударился в шоу-бизнес. Они, имея деньги, помогли ему сняться в двух фильмах. Он участвовал абсолютно во всех шоу, и там он стал хорошим спортсменом, известным в определенных кругах. Стал известным в массах. Теперь, когда говорят «Дима Носов», подразумевают дзюдо. Не надо говорить: «Дзюдо, дзюдо, Дима Носов синоним слова дзюдо». Мало того что он уже и так ассоциировался с этим спортом, он уже сам везде вставлял, что вот «я дзюдоист», что, ребята, нужно дзюдо для того-то и для того-то, он шел таким локомотивом, понимаешь. И вот это, на мой взгляд, приносит свои плоды.
Ж. М.: То же самое Арнольд Шварценеггер.

Klokov_4
Д. К.: Один в один. Арнольд Шварценеггер – это не мой кумир, но человек, судьбу которого я хотел бы повторить. В глобальном понятии. Можно сказать в узком смысле, что это история Димы Носова. Спортсмен с уровнем, известный человек в определенных кругах, и дальше – управленец, не важно, депутат, не депутат. Но так или иначе, если человек нормальный и действительно болеет душой за свой вид спорта, то, добившись того, чего он добился, я уверен, что дзюдо сейчас идет на пользу. Поэтому федерация для того, чтобы потом этот человек делал что-то для своего вида спорта, должна ему помочь раскрутиться. Пусть это Хаджимурат Аккаев, Дима Клоков, Руслан Албегов – не важно, их надо точечно везде, в любой журнал, в любое мероприятие, люди должны работать. Потому что это работа, а не тщеславие. Когда ты уже заслуженный человек, своим трудом и потом добился в спорте определенных заслуг, то, попав на обложку журнала, это смешно, если человек будет этим гордиться. Это просто работа, которая необходима твоему виду спорта и тебе лично. Поэтому, если я был бы президентом, то начал бы с ребятами чуть ли не договора заключать, понимаешь. Мой батя хотел одно время податься в спортивный менеджмент. Что такое спортивный менеджмент? Есть человек, спортивный менеджер, он, например, с Джоном Кокком заключает договор о том, что он проводит всю работу, ищет спонсоров. Но, например, получили они сто долларов от спонсора, 20 % идет за работу спортивного менеджера, 30 % идет на дальнейшее развитие твоего имени, например, а 50 % идет самому спортсмену за то, что он проделал работу. В Америке это везде, как и в Европе. В России этого абсолютно нет, но до нас дойдет. В нашей стране только второй выпуск выйдет этих спортивных менеджеров, потому что лет восемь назад вся эта ерунда только в институтах начала преподаваться. Поэтому скоро это придет, и нормально будет. Поэтому, что касается моей работы на посту президента федерации, я бы вот это сделал. Вот сейчас в федерации есть человек, зовут его Антон Кисляков, он занимается как раз таки не популяризацией, он общается с медиа, но работы абсолютно нет. Ее не видно. Мне лично для души была бы эта работа интереснее, потому я реально в ней вижу пользу, то, что она приносит плоды. Даже то, что я лично делаю, чувствую, что это приносит плоды. Если бы у меня был выбор, где работать, я бы выбрал именно эту должность, потому что ее реально видно. А главный тренер – это неинтересно, скучно и неблагодарно. Это неблагодарно, потому что всем ты не будешь хорош. Как мой отец: он всем делал хорошее, чтоб не воровать, все делал по справедливости, а в результате оказался хреновым. И не то что благодарности, а даже на пушечный выстрел не подпускают к федерации. А все остальное у нас и так нормально.
Ж. М.: Давай поговорим о твоих телевизионных перспективах и о том, что произошло за последнее время.
Д. К.: Раньше, когда я был мелким, отец, понимая, что это надо – идти в прессу, он меня заставлял это делать. Потому что я это не особо понимал, мне это было не особо интересно. И он заставлял: туда – в журнал, туда – в газету, там – интервью. И со временем я начал по-другому это понимать. После Олимпиады 2008 года «Первый канал» готовился к съемке нового сезона «Больших гонок», а я всегда мечтал туда попасть. И уже был шестой сезон, а я все думал: «Блин, всякие мастера спорта туда попадают по танцам, непонятные вообще люди. Как так? Я чемпион мира, и меня не зовут». И вот после Олимпиады в Пекине звонят Олегу Перепеченову и говорят: «Олег, хотим вас пригласить на «Большие гонки»». Ему звонили при мне, мы на лавочке в Таганроге сидели. Нас, говорят, вы интересуете и Роман Константинов, он тогда был чемпионом мира 2008 года. Их двоих пригласили. Я тогда сижу и думаю: «Не пойму вообще, по какому принципу они выбирают, почему меня не берут, Лапикова не берут, Аккаева не берут, а взяли Перепеченова и Константинова». Это люди, которые не хотят этого, они этого не умеют, им это неинтересно. Но их позвали, а они еще и думают. Олег говорит: «Я не поеду». Говорю ему: «Давай позвони и скажи, что есть тут один, и он хочет поехать». Он тут же при мне набирает и говорит: «Я не хочу, у меня времени нет, а вот со мной рядом сидит чемпион мира, призер Олимпийских игр в Пекине Дмитрий Клоков, он хотел бы принять участие, давно мечтает». И они мне перезванивают через два дня и говорят: «Вы нам подходите». И я поехал на первый свой телевизионный проект. Потом понял, что им надо. Во-первых, они сразу сказали, что я реально им подхожу, ты, говорят, в формате, и на телевидении есть такое понятие, как «тебя любит камера». Дальше были «Жестокие игры» на «Первом канале», потом на втором канале «Стиляги-шоу», потом «Танцы со звездами», сейчас вот «Вышка». Отказался от двух больших проектов, не мог по времени, готовился к одному чемпионату мира, потом к другому. Отказался я от «Специального задания» на «Первом канале» – это военный проект по заказу Министерства обороны. Я отказался, потому что готовился к чемпионату мира в Турции, 2010 год. И отказался я от съемки в сериале, который снимала студия «НТВ-кино», та самая, которая снимает «Интернов». Они снимали сериал, что-то наподобие «Бригады», и надо было играть самого себя, спортсмена. Опять-таки я отказался, из-за того что готовился к соревнованиям. В общем, об этом не жалею, но меня гложет, что и то и другое упустил. Сейчас я ничего не пропускаю, любые программы, просто знаю, что это надо, это работа. Не из-за того, что меня качественно по телевизору показали, нет, мне абсолютно это неинтересно. Если бы я хотел, чтобы меня больше показывали по телевизору, в той же самой «Вышке», я бы вел себя немножко по-другому, как Боня и прочие. Они там все скандалят; чем ты больше поскандалишь и интересных шуток сделаешь, тем тебя больше и показывают. А у меня такой задачи нет, я несу другой образ. Они меня во всех программах, абсолютно во всех, ставили с какой-нибудь женщиной. В «Больших гонках» это была Эвелина Блёданс, у нас с ней там уже чуть ли не роман. Все это было специально показано. На «Жестоких играх» опять мы были с Эвелиной Блёданс. Потом с Хоркиной, с Алёной Свиридовой. Желтая пресса фотографии выкладывала, что я ее за талию где-то взял не так, за голое тело. Короче, ладно, я привык. И вот сейчас даже в «Вышке» они меня позиционировали как такого мальчика, который должен нравиться девочкам, но в то же время он такой недоступный. Он семьянин, все дела. Потому что вначале, на «Жестоких играх», в «Больших гонках», я постоянно говорил: «Лена, это для тебя». Как-то мы праздновали очередной съемочный день, я сидел за столом с режиссерами, и они мне говорят: «Дим, ну это не в формате. В шоу-бизнесе нельзя быть занятым, понимаешь. Ты должен быть свободен». Но тем не менее они сказали: «Давай так и будем продолжать, потому что рано или поздно это надоест – разгульная жизнь, и будут немножко другие ценности, и оно сыграет». Поэтому работаем в таком ключе, везде пропаганда семейных ценностей. Но главная цель одна – работа на популяризацию собственного имени, а это уже даст возможность делать другие какие-то полезные дела. Т. е. когда ты имеешь определенное имя, например как Третьяк, понятно, что это величина другого масштаба, но это имя позволяет делать значимые вещи.
Ж. М.: Расскажи о том, как родилась идея создания своего канала на YouTube.(http://www.youtube.com/user/44252005)
Д. К.: Об этой идее я говорил Диме Лапикову еще в 2010 году. Показывал ролики на YouTube, где Олег Теньков ведет программу «Бизнес-секреты с Олегом Теньковым». Он там рассказывал о бизнесе доступным языком, советы давал. Плюс у него есть программа в рамках «Бизнес-секретов», где он общается с людьми такого же уровня, как и он сам. Ну, например, взять Чечваркина и Тенькова, две величины, два таких супер-пупер-афериста, в хорошем смысле, авантюриста. Они заработали авторитет и деньги, и когда они начинают с высоты своего опыта общаться друг с другом, поднимают такие темы, что обычному бизнесмену очень интересны. Потому что говорят таким языком, который понятен бизнесменам, а не новичкам, они немножко на другом уровне это говорят. А когда к нам приезжают журналисты, готовят какие-то программы, они абсолютно не подкованы, они не знают, кто такой Дима Клоков. В Интернете почитали верхние странички, примерно набросали себе план. Но они абсолютно не знают, что такое тяжелая атлетика, не знают, что такое рывок, толчок, как проходят соревнования. И ты им пытаешься это рассказать, полчаса, час, и каждый раз одно и то же. Можно даже сказать им: «Не задавайте мне вопросы, я сейчас сам вам быстренько все расскажу», потому что они все однотипные. Нам на самом деле есть что рассказать, каждый может более раскрыться, если с ним поговорить на другом языке. На своем канале я показываю, как тренироваться, показываю, в какой форме находятся ребята, как они живут, какие они люди сами по себе – веселые, не веселые. А еще веду программу «На равных», мое дело – раскрывать людей с другой стороны, с которой никто никогда их не знал. Поднимаешь те темы, которые на телевидении просто невозможно поднять. А Интернет дает такую возможность, и людям это будет интересно. Кто-то изменит свое отношение к Хаджимурату Аккаеву после нашего интервью в лучшую сторону, кто-то – в худшую, потому что когда человек говорит правду, пусть утрированную, в жесткой форме, то кто-то это может по-разному воспринять. Это амбиции человека, неудовлетворенность жизнью, что-то еще. А кто-то скажет, что он мужик, что он имеет смелость высказать свое мнение, потому что люди по-разному смотрят на это. И я думаю, это будет интересно, у меня на это большая ставка, очень хочется, чтобы программу заметили. А канал набирает все больше подписчиков, количество просмотров стремительно растет.
Ж. М.: То есть, как я понимаю, раскручивая себя, ты полностью раскрутишь тяжелую атлетику, а там уже как пойдет?
Д.К.: Да, параллельно. Абсолютно верно, как пойдет, неизвестно куда выведет кривая.
Ж. М.: К чему ты стремишься вне спорта?
Д. К.: Я всегда раньше говорил Ленке, когда мы еще с ней только встречались, в 2005 году: «Хочу заработать много денег до 35 лет», потому что я тогда уже фантазировал, что к 35 годам надо заработать денег и стать более независимым, чтобы в 35 лет уделять достаточно времени семейной жизни, чтобы можно было ездить с детьми отдыхать, уделять им внимание. В основном люди добиваются этого позже, когда уже 45-50, а там уже энергии такой нет. И дети к тому времени уже в основном взрослые. И когда тебе 50, а ребенку условно 20, и все это время, пока она, дочка, росла до 20 лет, ты с ней был очень мало, у вас есть интервал, расстояние, вы не друзья. Ты работал, она сама по себе росла. Мне вот сейчас 30 лет. Когда мне будет 35, дочке будет восемь. И начиная с восьми лет, я хочу жить с ней полноценной жизнью, кататься вместе с ней, в школу ходить, она вырастет вместе с тобой и будет тебя любить больше, чем если бы ты на сборах просидел, к примеру. К сожалению, первый этап зарабатывания денег условно я провалил. Поэтому в ближайшие два-три года мне надо реабилитироваться и в 35 лет стать независимым. У меня такие планы, это не мечта.
Ж. М.: Есть ли у тебя девиз, с которым ты идешь по жизни?
Д. К.: Знаешь, в 2005 году, когда я «мир» выиграл, услышал, как кто-то процитировал Наполеона: «Требуй от других невозможного, и получишь максимум». Т. е. он требовал от своих солдат невозможного, и тогда, проведя какой-то бой, они получали тот результат, который есть. Но они его получали, отдав все. Когда я готовлюсь к соревнованиям, для меня это главная задача, и думаю так: «Вот сегодня мне выступать, я должен приехать с рюкзаком на соревнования, с чистой душой, ни одну тренировку не пропустить». Не важно, попрет меня или не попрет, но я сделал все. Поэтому требуйте от себя невозможного и получите максимум, и нечего будет жалеть. Так во всем: и в бизнесе, и в спорте. Это мой девиз, который душу греет, я в него верю.
Автор: Валентина Забияка, опубликовано в ЖМ №8-9/2013

Источник: http://ironworld.ru/articles/13302/
© ЗАО «Айрон Медиа Групп»

В мае 2015г Дмитрий принял участие в соревнованиях по бодибилдингу: «Кубок Яшанькина».В своей категории он получил ожидаемое 1 место.Как говорится талантливый человек талантлив во всем!
11196320_809052792465504_5109247963314869719_n

Дмитрием совместно с компанией АGAIN FASTERS была создана тяжелоатлетическая штанга, разработанная специально спортсменом для спортсменов.

Самая доступная и самая прочная ОЛИМПИЙСКАЯ ШТАНГА Again Faster Equipment KLOKOVDesign теперь и в России !!!
Предел прочности (ultimate strength) — 264,000 psi .
Цена за штангу 190 кг — 3,250$* (Олимпийский гриф 20 кг с замками 2,5 кг х 2 шт — 1,100 $, диски — 25 кг х 2 шт — 450$, 20 кг х 2 шт- 400$, 15 кг х 2 шт — 350$, 10 кг х 2 шт — 300$, набор маленьких дисков — 650$ в него входит: 5 кг х 2 шт, 2,5 кг х 2 шт, 2 кг х 2 шт, 1,5 кг х 2 шт, 1 кг х 2 шт, 0,5 кг х 2 шт). *Оплата в рублях по курсу ЦБ на день покупки !!!

По  вопросам покупки обращайтесь:
+7 (985) 304-02-21
AF-Rus@inbox.ru

11391114_825939117443538_8468018639388214440_n

Сейчас Дмитрий регулярно проводит семинары по Тяжелой атлетике в  различных Кроссфит залах  разбросанным по всему миру и обучает людей Тяжело атлетическим упражнениям.Все знают что в Кроссфите без тяжелой атлетики никак.Это база.За рубежем люди готовы платить деньги за знания и опыт и поэтому за 2 последние года Дмитрий наездил более 100 семинаров и получил колоссальную известность!
10314685_787106231326827_842937181863221763_n
11416319_822587771112006_6129636231552160485_o

На сезон 2015г одна из команд Grid лиги,а именно ANTICM пригласила Дмитрия в качестве звездного участника.Дмитрий конечно не отказался!Теперь мы сможем по болеть за наших в этой лиге!!!

11265102_827152300655553_2503416484093230219_n

Дмитрию Клокову принадлежит торговая марка WINNER (http://klokovwww.com).Под этой маркой производится спортивная одежда и инвентарь.

_copy2

 

image-18-12-14-08-53-2_2

image-26-08-14-02-34

Дмитрий также организует и проводит различные тяжелоатлетические мероприятия на территории России.Например KLOKOV POWER WEEKEND 20015.

А так же WEIGHTLIFTING Training Camp 2015

Добавить комментарий